Synthart (synthart) wrote,
Synthart
synthart

Categories:

864. С.Д. Меркуров. Проект скульптуры В.И. Ленина для Дворца Советов (1936-1948). Часть 2



2.4. Выступление скульптора С. Д. ТАВАСИЕВА (Москва) на V Пленуме правления Союза Советских архитекторов (1939)

Стиль эпохи Сталинской Конституции опирается на все достижения современной науки и техники. Мы слушали здесь ряд выступлений представителей науки. Какие богатейшие новые средства и возможности вкладывает наука в руки художников! Путь научно-экспериментального обоснования всех мероприятий, направленных на создание великих произведении искусства, должен стать постоянным путем социалистического реализма.

Встал ли на этот путь автор ведущей скульптуры Дворца — гигантского монумента В.И.Ленина — т. Меркуров? Как обосновывает он свое решение 100-метровой статуи, рассчитанной на 300-метровую высоту? Меркуров ограничивается утверждением, что высота установки статуи не повлияет на ее восприятие снизу, что никаких искажений не произойдет и что закон ракурсов здесь не играет роли.

Тов. Иофан взял на себя гигантские исследовательские работы, касающиеся техники строительства. На строительстве все необычайно убедительно; все внушает веру в то, что работа поставлена по-настоящему. Каждая техническая, новинка, появляющаяся в Европе, перенимается технической частью строительства, усовершенствуется и используется.

А Меркуров создал свою пресловутую «бригаду» и этим ограничился. Если бы в бригаде Меркурова работали Мухина, Шадр, Матвеев, Манизер и другие наши корифеи скульптуры, а им помогала бы плеяда молодых талантливых скульпторов, то такая бригада выполнила бы свою задачу. Но если вся бригада состоит из одного скульптора Меркурова (мастера, которого мы уважаем и чтим), а остальные члены этой «бригады» — малоквалифицированные лепщики, то такая бригада не может создать величайший монумент сталинской эпохи.

Призвал ли Меркуров себе в помощь технику пли науку? Нет, в его бригаде царит первобытная кустарщина, мастеровщина, не испытаны даже материалы, из которых будет воздвигаться монумент. Можно ли руками кустаря-одиночки, без мастерской, оборудованной по последнему слову современной науки и техники, создать такой памятник? А между тем Меркуров мог бы потребовать, чтобы был построен такой оптический аппарат, который избавил бы от необходимости постепенно увеличивать модель, который мог бы показать восприятие модели на любой высоте и на любом расстоянии, который дал бы нам шкалу законов ракурса. Работу над созданием монумента пора, наконец, поставить на научную почву и привлечь к этой работе всю современную науку: оптику, технику, электричество, механику и т. д.

То же самое я должен сказать о живописи. И в этой области мы идем ощупью, не опираясь на достижения современной науки и техники.

Необходимо отметить, что руководители скульптурных и живописных работ по Дворцу Советов перегружены организационной и хозяйственно-технической работой, отнимающей у них больше времени, чем непосредственная творческая работа. От всех этих побочных вопросов и дел художники должны быть освобождены.

Другой не менее важный вопрос, который я считаю необходимым поставить, — привлечение к строительству Дворца Советов крупнейших деятелей партии и правительства. Мы не можем обойтись в этой огромной работе без политических работников. Нам необходимо вместе с ними политическим глазом оглядываться на весь пройденный путь нашей работы. Наилучшей формой организации дальнейшей работы строительства я считаю создание научно-экспериментальных мастерских-лабораторий, которые отвечали бы на все запросы скульпторов, живописцев и архитекторов, рождающиеся у последних в ходе работы. Эти лаборатории и мастерские должны иметь мощную производственно-техническую базу, насыщенную всеми средствами современной науки и техники, которые позволили бы пронести любую научно-экспериментальную работу, связанную с любым вопросом строительства. Задачи научно-исследовательских экспериментальных мастерских-лабораторий следующие.

1. Найти экспериментальным путем формы и методы органического творческого сотрудничества архитекторов, скульпторов и живописцев, как необходимую предпосылку решения проблемы органического синтеза трех  искусств.

2. Научно поставить проблему темпов художественно-творческого труда и разрешить ее   экспериментальным   путем на конкретных объектах комплексных заданий строительства.

3. Поставить и разрешить проблему внедрения науки и техники в процесс создания монументальной скульптуры, монументальной живописи и архитектуры.

4.  Разрешить проблему кадров, разработать профили  новых специальностей (техник, инженер, конструктор скульптурных монументов из металла, камня, пластмасс;   инженер-технолог фресковой живописи и других видов живописи на новых подкладках и при новых связующих веществах; инженер-оптик, точно определяющий законы ракурсов при  постройке гигантских  монументов,  рассчитанных  на  восприятие с больших расстояний   как по вертикали, так и по горизонтали и т. д.) и окончательно преодолеть остатки кустарничества, подрядничества  и других пережитков  частно-капиталистических отношений.

5.   Разрешить проблему подготовки кадров для всех трех искусств, главным образом для скульптуры и монументальной живописи.

В целом вся работа мастерских должна создать максимально благоприятные условия для наиболее полного расцвета индивидуальных способностей каждого отдельного художника, для предельного повышения общего уровня всего мощного творческого коллектива, работающего на строительстве.

Правильная организация творческого сотрудничества архитектуры, скульптуры и живописи и большевистское руководство ими обеспечат при строительстве Дворца Советов такую творческую доблесть и такой творческий героизм, что к завершению строительства в плеяду героев Советского Союза войдут великие мастера советского искусства и советской науки, архитекторы, скульпторы, живописцы, инженеры-конструкторы, ученые, мастера художественной промышленности, мастера-подсобники, представители народного творчества Советского Союза.


2.5. Выступление скульптора Н. В. ТОМСКОГО (Москва) на V Пленуме правления Союза Советских архитекторов (1939)

Я должен присоединиться к мнению многих из выступавших здесь товарищей: скульптура Меркурова никак не срастается с архитектурой, она искажает внешний облик Ленина, она профессионально малограмотна. Предположим на минуту, что эта фигура выполнена и поставлена на высоте 300 м. Что мы увидели бы в лучшем случае с самой выгодной стороны восприятия памятника, в силу высоты его расположения и его пропорции? Мы увидели бы не круглое, а барельефное плоскостное решение, фигуру, сплющенную по вертикали и сильно раздавшуюся по диагонали, архитектурное решение, напоминающее больше флюгер, чем живой образ великого Ленина. В другом случае мы увидели бы, при самом незначительней ракурсе, какую-то неясную столбообразную форму, заканчивающуюся кистью руки. С обратной стороны мы увидели бы тот же столб с чрезмерно и неестественно изогнутой рукой, почему-то вдруг заканчивающийся головой Ленина. С других точек зрения фигура, в силу неорганизованности и мешковатости всех ее форм, вообще не смотрится. Отсюда следует, что мы имеем мало точек зрения, из которых общее впечатление, хотя бы в какой-то степени, могло удовлетворить требованиям, которые предъявляются к такому выдающемуся памятнику.


3. Письмо С.Д. Меркурова К. Е. Ворошилову (Москва, 8 августа 1940 г.)

Глубокоуважаемый Климент Ефремович!

Отвечаю Вам согласно Вашего желания по поводу письма рабочего Домашева.

Мое письмо будет длинное.

Вопрос принципиальный.

Это будет моим отчетом Вам и Правительству.

В конце я остановлюсь на «письмах» по поводу работы статуи.

Когда мне было поручено выполнение статуи Владимира Ильича на основе утвержденного эскиза, я приступил к работе.

Я знал и сознавал, какую огромную работу мне поручили, какую огромную ответственность я несу перед Партией, Правительством, Народом и Историей.

Каждый шаг, каждое мое действие, каждая мысль проникнуты сознанием этой ответственности. Приступая к работе, я спросил себя, есть ли у меня силы, знания и опыт для выполнения этой исторической задачи.
Какой у меня актив?

1) Мюнхенская Академия художеств (окончил в 1905 г.).

2) 35-летняя практика в области скульптуры (начиная с 1902 г.). Кроме Академии в Мюнхене слушал лекции по философии и др. дисциплинам в Цюрихе, Гейдельберге, в Париже и позднее в Московском археологическом институте (все это я пишу для того, чтобы Вам было ясно дальнейшее изложение).

3) Кроме творческой деятельности я, в поисках заработка, должен был заняться техникой скульптуры (ремеслом). Мне известно литейное дело, высекаю из камня, знаю чеканное дело, формовочное и др. Одним словом, практическую и организационную сторону самого производства.

Теперь о самой работе над статуей.

Приступая к работе, я составил план работ и график. К этому времени у меня уже была организована бригада (20 человек). Домашев пишет: «Недостаточно уповать лишь на талант скульптора М. и его мало кому известных помощников», а между тем я с моими «мало кому известными помощниками» выполнил такие ответственные работы, как монументы товарищей Ленина и Сталина на канале Москва — Волга. При постройке монументов мы развернули работу бригады, увеличив количество работающих до 5000 человек, что дало нам возможность в 3 месяца сделать два монумента (на один монумент товарища Сталина ушло 24 поезда гранита), тогда как такой же монумент (на 2 метра ниже) Бисмарку в Германии строился около 5-ти лет.
С этими же помощниками выполнено: 3 гранитные статуи товарищей Ленина и Сталина для Нью-Йоркской выставки (они признаны лучшими работами на всей выставке), громадные рельефы т. т. Ленина и Сталина на пилонах — там же. Гранитная статуя т. Ленина для здания Верховного Совета в Кремле. Монумент т. Сталина на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке и много других работ последних лет.

Продолжаю о статуе. Нужны были теоретические данные и научная разработка всех проблем, связанных с работой статуи.

В основу всего положен главный закон скульптуры, ее золотой закон. Он гласит: каждая величина в скульптуре должна иметь свою форму.

Так как голова будущей статуи имеет величину и высоту пятиэтажного дома, ступня ноги — 14 метров, сама нога — башня 45-ти метров, то ясно, что здесь скульптура переходит в архитектуру.

И работы были развернуты согласно этого основного закона.

Далее, все время имеется в виду органическая связь архитектуры и скульптуры — одно вытекает из другого.
В связи с этим положением планомерная работа началась с первых дней совместно с авторами здания (тов. Иофаном, Щуко и Гельфрейхом). Было сделано около 35-40 дополнительных эскизов к основному, утвержденному Вами.

Далее, был собран весь материал об Ильиче — фото, кино, рисунки, скульптура (где бы, когда бы, кем бы это ни делалось), платья, головные уборы, воспоминания и рассказы друзей, современников. Лично я знаю Владимира Ильича с 1902 г. в Швейцарии и с 1918 г. в Москве.

Далее, маска и мои бюсты и фигуры с 1924 г.

Много мне помогали указания Надежды Константиновны и Марии Ильиничны.

Весь этот материал в моем распоряжении, и пользуюсь я им не на словах (как пишет Домашев), а на деле.

Сделано несколько обнаженных, анатомически правильных фигур, которые одевались уже потом, т.к. они служили для лепки костюма (т.ч. упоминаемый костюм не может неправильно облегать фигуры).

Таким образом в течение 3-х лет собирался ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ материал для лепки окончательной статуи.

Со мной работает громадный научно-исследовательский коллектив Дворца Советов по вопросам света, электричества, стоков воды, материалов, коррозии и др.

Работают также различные исследовательские институты, проводятся научные конференции; недавно была конференция с такими нашими светилами, как академики Галеркин, Бардин и др.

Моя мастерская всегда открыта для всех желающих ознакомиться с работами. Часто мне приходится советоваться не только со скульпторами, но и с художниками, архитекторами, критиками и др.

Очень часто у меня бывает Александр Герасимов (он в курсе дела всей работы с первых дней), приезжает ко мне директор Киевской Академии художник Ф. Кричевский, народный скульптор Грузии Николадзе, Игорь Грабарь, скульпторы из БССР, писатели (целые конференции со всех концов Союза), экскурсии рабочих с заводов и др. Не говоря уже о громадной поддержке и исключительном внимании начальника строительства Дворца Советов А.Н.Прокофьева, архитекторов Иофана, Гельфрайха, Красина и всего коллектива строительства. Так что я не один и никогда не собирался работать один.

Нами проведены работы по ракурсам: с какой точки Москвы и как будет видна статуя; также взяты критические точки.

Проверяется буквально все.

Работа идет нормально, планомерно. Проведены экспериментальные работы по металлу (они еще продолжаются). Я лично стою за красную медь, покрытую электроном (одна часть золота, две части серебра — старый испытанный тысячелетиями сплав).

К 4 августа 1940 г. работы находятся в следующем состоянии:

сделано:

около 40 эскизов по 50 см.

3 обнаженные фигуры по 2 метра.

3 обнаженные фигуры по 1 метру. 15 фигур по 1 метру.

4 фигуры подготовительных по 2 метра.

15 голов разной величины, начиная от натуральной, кончая головой для 10-метровой статуи.

Закончена экспериментальная голова из красной меди для статуи величиной в 10 метров.

Кисти рук для 2-, 5-, 10-метровых статуй.

Сделан каркас уха для 100-метровой статуи (величина каркаса уха 5 метров).

Выработаны образцы основного металлического каркаса.

Сейчас заканчиваем окончательную модель в 2 метра и через месяц в 5 метров.

Когда на днях будет оборудована мастерская в бывшем польском костеле в Грузинах, приступим к 10-метровой статуе.

В моей работе я встречал исключительно внимательное отношение со стороны Правительства. Я бесконечно благодарен за особенное теплое ко мне отношение Никиты Сергеевича Хрущева.

Очень много получаю замечательных писем со всех концов Союза. Народ горячо реагирует на эту работу.

Однако кроме людей, которые действительно хорошо относятся к работе, есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы сорвать ее и не дать мне работать.

С первых дней, когда мне была поручена эта работа, эти люди создают атмосферу лжи, клеветы, злопыхательства и прибегают к моральной травле.

Так, на пленуме Союза архитекторов в 1939 г. критиковали то, чего вообще не видели, т.к. законченной фигуры там не было, а поставлена была на макет Дворца одна из экспериментальных случайных моделей. Повторяю, что я только на днях закончил как метровую, так и 2-метровую статуи. Результатом этой травли было: меня свезли в больницу с сердечным припадком, и я, пролежав 2 месяца, еле-еле выжил.

Не могу и тут не упомянуть Никиту Сергеевича: был его трогательный звонок по телефону со словами, заботливо подбадривающими, чтобы я не волновался и продолжал спокойно свою работу: «ибо мы за твоей спиной».

Иногда прибегают к письмам вроде рабочего Домашева, как он пишет, «рабочий завода Электрик № 1015». Письмо, характерное от начала и до конца, как и сам Домашев, поучающий меня элементарным вещам, а иногда и очень сложным проблемам скульптуры. Это было бы равносильно моему поучению профессора Бурденко в вопросах операции мозга.

Я всегда готов выслушивать настоящую критику, направленную на пользу дела, с каковой мне приходится сталкиваться при указаниях Иофана, Гельфрайха, Герасимова, Грабаря, экскурсий рабочих, приходящих ко мне в мастерскую, где можно видеть самые работы, но когда Домашев поучает меня отношениям тонов (!) в скульптуре или говорит о пропорциях статуи Ильича в 6 1/2 голов и др.?

Тут кстати сказать, что проведенная нами громадная опытная работа показала, что пропорции здания Дворца Советов не допускают этого соотношения. Так я продолжаю: когда Домашева, судящего о всей работе только по газетным снимкам или макетным эскизам, беспокоят все эти проблемы, тогда из-за плеч Домашева я вижу уши скульптора-конкурента или «пристрастного» искусствоведа, а может быть, и кое-что другое. А если это не так, то я очень рад видеть Домашева у себя в мастерской. Быть может, завод «Электрик» временно откомандирует его ко мне, и, если он действительно обладает такими знаниями в области скульптуры, он может дать мне ценную консультацию по созданию статуи В.И.Ленина.
 
Повторяю: я с удовольствием принимаю здоровую критику, но когда начинаются личные выпады против меня, тогда нарушается мое душевное равновесие, и это заставляет меня просить Вас помочь мне создать спокойную атмосферу для работы.

Лучше всего, раз Вы уже подошли к этому делу, я очень просил бы Вас и Вячеслава Михайловича, который давно уже собирается к нам в мастерскую, приехать и осмотреть состояние наших работ или же принять меня для более подробного личного доклада.

Параллельно с этим сообщаю Вам, что Ваше задание о некоторых исправлениях утвержденной Вами фигуры «Красноармейца» над Театром Красной Армии выполнено. Я вылепил новый эскиз, величиной в 1 метр, и могу его Вам доставить по Вашему требованию, куда Вы укажете.

Ваш С.Меркуров.


4. Письмо С.Д. Меркурова В. М. Молотову (Москва, 2 декабря 1948 г.)

Глубокоуважаемый и дорогой Вячеслав Михайлович!

Обращаюсь к Вам как Председателю Совета строительства Дворца Советов. 

За долгие годы мною были сделаны более тридцати экземпляров двухметровых вариантов статуи В.И.ЛЕНИНА. Одна 5-метровая, несколько голов разной величины, одна голова из кованой меди для 10-метровой статуи. Один новый вариант в 2,5 метра. Всего не перечислить.

Сейчас в моей мастерской стоит громадная голова неоконченная, в глине.

5-метровая статуя в нескольких ящиках была отправлена в г. Свердловск, и до сих пор ящики находятся там.

2 статуи по 2,25 м (в бетоне) во время нашествия немцев зарыты у меня во дворе.

Бригада мастеров высокой квалификации работает со мной до последних дней. Фактически я их подготовлял к этой большой работе на других работах: статуи из кованой меди — памятник В.И.ЛЕНИНУ в г. Ереване 7,5 метра, Ф.Э.ДЗЕРЖИНСКОМУ в г. Дзержинске. Сейчас заканчиваем монумент ИОСИФА ВИССАРИОНОВИЧА в 16 метров для г. Еревана, и другие.

Работали крепко-честно.

И сейчас я получил словесный приказ: «Прекратить все».

А мне хотелось бы получить Ваше авторитетное распоряжение, как мне дальше быть с этой работой.
Мне стало известно, что для Сельхозвыставки мне с бригадой будет поручено выполнить 16-метровую статую ИОСИФА ВИССАРИОНОВИЧА из меди.

Эта работа позволит не распускать с таким трудом, в т чение долгих лет сорганизованную мной бригаду.

Жду Ваших указаний.

Ваш С. Меркуров

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments